Георгиевский трактат 1783 года: причины, условия, общая характеристика договора

Георгиевский трактат - договор, согласно которому Российская империя принимала на себя покровительство и верховную власть над объединенным грузинским царством Картли-Кахети. По результатам подписания этого документа в 1783 году Грузия фактически перешла под протекторат России. Был заключен на Северном Кавказе в городе Георгиевске, отсюда и получил такое название.

Предыстория

Дата заключения Георгиевского трактата

Подписанию Георгиевского трактата предшествовало большое количество событий, которые привели именно к такому решению.

Еще после падения Константинополя в XV веке Грузия оказалась фактически отрезана от всего остального христианского мира. Со временем ее территорию, по сути, поделили между собой Иран и Турция. Ей приходилось выживать, лавируя между двумя этими странами.

Временами ей удавалось получать привилегии в составе этих государств и приемлемое положение для своих граждан, но для окончательной интеграции непреодолимым барьером оставалось различие в вере. В XVIII веке сформировалась мнение, что помочь может Россия. Первые попытки оформить союз были сделаны в годы царствования Петра I. Но тогда так и не увенчались успехом, Георгиевский трактат, определение которого есть в этой статье, был заключен спустя несколько десятилетий.

Иранская война

В 1720 году астраханский губернатора Волынский получил поручение склонить на сторону России грузинского царя Вахтанга. В тот момент Персия переживала кризис, и Петр готовился в поход на эти земли. Совместные переговоры начались уже в 1721-м.

Грузинский правитель решил разорвать отношения с Персией, очевидно, Волынский пообещал и постоянный союз, и покровительство, чего так желали в Грузии.

В марте 1722 году персы были разгромлены афганцами при Гульнабаде, царь Вахтанг отказал в помощи шаху, решив присоединиться к армии Петра I. Но в последний момент российский император отменил поход. Для грузин последствия стали трагическими. Вахтанга объявили вне закона, Тбилиси был разорен. Турецкая армия оккупировала большую часть Грузии до 1734 года.

Война с Турцией

Царь Грузии

В 20-е годы XVIII века о помощи Россию просили грузинские духовные лица и целые сословия, но все безрезультатно. Ситуация изменилась, когда в 1768 году началась война против турок. Была предпринята еще одна попытка к сближению, которая, правда, не удалась, но стала первым шагом к заключению Георгиевского трактата 1783 года.

Совместный поход был обречен на неудачу, так как действия двух армий никак не удавалось скоординировать. В результате удалось одержать ряд побед, но Екатерина II осталась не удовлетворена результатами похода. К тому же во время заключения мирного соглашения с Турцией Грузия так и не была упомянута.

Царь Ираклий II направлял российской императрице предложения об условиях, на которых Грузия готова была принять покровительство России. Он предлагал выплачивать по 70 копеек со двора, поставлять солдат, вино и лучших лошадей. В будущем на основе этого предложения и был подписан Георгиевский трактат. Правда, именно тогда время он был отклонен.

Подписание Георгиевского трактата

В конце 1782 году Ираклий II еще раз обратился к российской императрице с просьбой принять Грузию под покровительство. В то время Россия как раз стремилась упрочить свои позиции в Закавказье. Причины Георгиевского трактата: желание России укрепить свое влияние на юге и мечты Грузии освободиться от мусульманского владычества. Поэтому Екатерина поручила Павлу Потемкину полномочия по заключению соглашения. Общая характеристика договора, Георгиевского трактата 1783 г., приведена в этой статье.

Обязанности были и у российской, и у грузинской стороны. Согласно условиям договора, который вошел в историю как Георгиевский трактат, грузинский царь частично отказывался от самостоятельного ведения внешней политики, обязываясь, что его армия будет служить России. Россия гарантировала целостность и независимость грузинских территорий, абсолютную внутреннюю самостоятельность. Дворяне, купцы и представители духовенства были уравнены в правах. Дата подписания Георгиевского трактата над Восточной Грузией - 24 июля 1783 года. Это состоялось в крепости Георгиевск, в наши дни одноименный город, который входит в состав Ставропольского края.

Из этой статьи вы узнаете, кто подписал Георгиевский трактат. Со стороны России это был Павел Потемкин, а от Грузии - князь Иванэ Багратион-Мухранский и генерал-адъютант грузинского царя Гарсеван Чавчавадзе. Дата подписания Георгиевского трактата сыграла большую роль в дальнейших взаимоотношениях Грузии и России.

Секретные статьи

Особое значение в Георгиевском трактате 1783 года имели 4 секретные статьи. В них утверждалось, что Россия обещает защищать Грузию на случай войны, а во время мирных переговоров настаивать на возвращении владений, отторгнутых на тот момент Турцией.

При этом на территории Грузии Россия постоянно обязывалась держать два пехотных батальона, 4 пушки. Согласно условиям Георгиевского трактата, его главное политическое значение заключалось в установлении протектората России над Восточной Грузией. Это значительно ослабляло позиции Турции и Ирана в Закавказье, фактически лишая их притязаний на эти территории.

Военно-грузинская дорога

Именно после заключения Георгиевского трактата началось строительство Военно-Грузинской дороги, вдоль которой создавались укрепления и крепости. В частности, в 1784 году был основан Владикавказ. Если рассказывать кратко о Георгиевском трактате 1783 года, то это основные его положения.

Нарушение соглашений

Дата Георгиевского трактата должна была послужить отсчетом для новых отношений в российско-грузинской истории, но уже через несколько лет возникли проблемы. Без помех документ действовал не больше 4 лет. После этого началось сильное противодействие со стороны турецких политиков.

Дагестанцы и ахалцинцы участили набеги, Россия протестовала, но это не приносило никакого результата. Более того, Турция уже требовала отказаться от условий Георгиевского трактата. Например, скрыть укрепления Владикавказа.

В 1787 году в нарушение Георгиевского трактата 1783 года российские войска были выведены из Турции. Историки до сих пор не пришли к единому мнению, почему это было сделано, существуют две основные версии.

Екатерина Вторая

Часть исследователей считают, что Грузия первой нарушила Георгиевский трактат при Екатерина 2. В 1786 году турецкий паша предложил Ираклию II заключить мирный сепаратный договор.

Считается, что грузинский царь первым отступил от правил, которые диктовало заключениеГеоргиевского трактата, вступив в переговоры с турками. В результате мирный договор был заключен, в 1787 году султан его ратифицировал как раз во время русско-турецкой войны. В этот момент, как считают историки, подписание Георгиевского трактата с Восточной Грузией перестало действовать. После этого Россия была обязана вывести свои войска.

По другой версии, Россия решилась на такой шаг, пойдя на уступки Турции, игнорируя постулаты, которые обусловило подписание Георгиевского трактата. На тот момент война ей была не выгодна, поэтому батальоны вывели, отослали посла Грузии из Петербурга и согласились скрыть укрепление базы во Владикавказе. На тот момент положения трактата оказались ей просто невыгодны.

В 1795 году персидский шах Ага Мохамед-ханк объединил Персию, взяв верх над всеми своими соперниками, решил возвращать Грузию, которая фактически была отделена после заключения Георгиевского трактата. Дата, когда это состоялось, стала для Персии черным днем.

В тот момент Ага Мохаммед-Ханк предложил Ираклию вернуться в иранское подданство на более выгодных условиях, но получил отказ. В сентябре Тбилиси был разрушен войсками персидского шаха, Екатерина II только 1 октября распорядилась отправить войска на помощь Грузии.

Уже даже после разрушения Тбилиси шах еще раз предлагает Ираклию подчиниться, обещая освобождение пленников. Но грузинский царь все же дожидается 13-тысячного российского корпуса, которым командует генерал-поручик Зубов. Разорение Тбилиси стало одним из поводов к войне, в которую вступила Россия. 10 мая в результате штурма был взят Дербент, без боя сдались Куба и Баку. К ноябрю русские войска достигли слияния рек Аракс и Кура. Но поход завершился неожиданно. 6 ноября 1796 года императрица умирает, а вместе с ней уходят в прошлое планы завоевания Персии. В Грузии остается только небольшой отряд русской армии, который отзывают в 1797 году. Умирает и Аги Мохаммед, что, по мнению историков, избавляет страну от очередного разорения.

Только по результатам Ясского мирного договора Турция окончательно отказывается от претензий на грузинские земли, обязываясь в будущем не предпринимать никаких захватнических действий. В 1799 году в Восточную Грузию возвращается русская армия. Вместе с полком генерала Лазарева прибывает официальный представитель России при дворе Гиорги XII Коваленский. В том же году граф Аполлос Мусин-Пушкин с разрешения императора Павла I начинает переговоры с грузинским царем о присоединении к России.

В 1800 году грузинское посольство передает в коллегию иностранных дел документы о подданстве.

Манифест императора

В конце 1800 году делегация из Грузии предлагает России проект еще более тесного партнерства. Князь Чавчавадзе от имени своего царя подает ному, которую одобряет Коллегия иностранных дел.

Во время встречи граф Ростопчин заявляет грузинским послам, что Павел I принял решение о принятии в вечное подданство царя и весь грузинский народ. 23 ноября император направляет рескрипт на имя Георгия XII, в котором заявляет о принятии его в подданство России. Георгию было обещано оставить за ним царские полномочия до конца жизни, а после его кончины русское правительство планировало утвердить наследником трона генерал-губернатора, а Грузию причислить к русским губерниям, назвав Грузинским царством.

Дело шло к оформлению юридического соглашения, которое стало бы оптимальным решение многолетнего вопроса. Но ровно за два дня до аудиенции император направил рескрипт генералу Кноррингу, в котором велел немедленно ввести войска в Грузию. Это шло вразрез с принципами, установленными в 1783 году Георгиевским трактатом. Согласно нему, вопрос о назначении наследника оставался в компетенции местных властей.

18 декабря подписывается манифест о присоединении Грузии в одностороннем порядке, еще до смерти Георгия, которая произошла через 10 дней. Послы вернулись с этим манифестом в начале января. 15 января царевич Давид опубликовал официальное воззвание.

Через три дня манифест императора Павла I был обнародован в Петербурге. Стоит отметить, что сам текст был составлен весьма туманно, например, в нем ничего не говорится о судьбе грузинской династии. Заявляется, что Грузинское царство присоединяется навеки, его граждане получают все необходимые права и преимущества, соответствующие правам российских граждан.

16 февраля 1801 года манифест о присоединении Грузии к России зачитывают на грузинском и русском языках в Сионском соборе. На следующий день о нем официально объявляют в соборной церкви Тбилиси.

Однако фактически завершить присоединение Грузии не удается, 12 марта Павла I убивают в результате заговора. Новым императором становится Александр I.

Вопрос о присоединении Грузии при новом правителе

Грузия в XIX веке

Уже в марте вопрос о присоединении Грузии приходится решать Александру I. Тут возникают некие противоречия. Если при предыдущем правителе к этой теме подходили исключительно с точки зрения государственного интереса, то при новом императоре с точки зрения права.

Александр был сторонником честной политики, поэтому крайне негативно отнесся к акту о присоединении, который не имел под собой практически никакой юридической основы. Главная проблема состояла в том, что манифест, подписанный Павлом, был уже зачитан, а, значит, присоединение фактически должно было начаться. Из-за возникших сомнений император выносит этот вопрос на обсуждение Государственным советом, который в те годы именовался Непременным советом.

Вопрос оказался неимоверно сложным, на решение его потребовалось около шести месяцев. Первое заседание совета по Грузии состоялось уже 11 апреля 1801 года. В Государственном совете преобладала так называемая имперская партия, которая, в отличие от близких друзей нового императора, поддерживала расширение российских территорий любыми методами. Они хотели заполучить Грузию из-за богатых рудников, о которых рассказывал еще Мусин-Пушкин, а также ради спокойствия на южных границах и величия империи.

Грузинские послы на тот момент уже месяц находились в России, чтобы принять участие в двустороннем решении вопроса, но Государственный совет не желал такого варианта, настаивая на очевидных выгодах проекта.

На втором заседании Государственного совета 15 апреля генерал-прокурор Беклешов заявил, что считает несправедливым присвоение чужой земли, отмечая, что выражает точку зрения императора. Возникла дилемма: или полная независимость, или полное присоединение.

Так как независимость была бы губительна для Грузии, Совет заключил, что возможно только полное присоединение к России. В Грузию был направлен граф Кнорринг с целью выяснить, действительно ли весь народ желает этого присоединения и может ли Грузия быть независимым царством.

Среди сторонников Александра I возник раскол по этому вопросу. Если в Совете в большинстве была "имперская" партия, то среди Негласного комитета, в который входили высокопоставленные особы, приближенные к императору, большинство было против.

Общее мнение им удалось выразить в докладе будущего министра внутренних дел Виктора Кочубея и графа Александра Воронцова, который был направлен императору за четыре дня до доклада Кнорринга. Авторы доклада исходили из того, что ключевым принципом политики Александра является не расширение империи, а ее внутреннее благоустройство. Отпал вопрос о завоевании Прикаспия, а ведь присоединение Грузии было частью этого плана. Составители доклада утверждали, что сомнительным представляется единодушие грузинского народа по этому вопросу.

Также сомнению подвергалось богатство рудников, которые Грузия обещает передать России. С точки зрения государственных интересов России, как отмечали Воронцов и Кочубей, присоединение Грузии может сыграть отрицательную роль.

Они предлагали императору выбрать на царство одного из царевичей по порядку наследования либо исходя из его личных качеств, а при необходимости удались остальных претендентов на престол. В Грузии предлагалось оставить небольшое количество войск, назначить профильного министра при царе.

Доклад Кнорринга

Карл Кнорринг

Кнорринг, который отправился по поручению Государственного совета в Грузию, прибыл туда 22 мая. Практически все время он оставался в Тбилиси. Суть его миссия была фактически предрешена той дилеммой, которую установил Совет: либо полное присоединение, либо полная независимость.

Когда Кнорринг приехал в Тбилиси, в Грузии уже около полугода царило безвластие. Русские генералы не позволяли царевичу Давиду провозгласить себя царем, при этом именно он считался утвержденным наследником. Когда русские солдаты принимали присягу новому императору Александру, грузинских солдат не приводили к присяге вовсе, оставив их в подвешенном состоянии. В стране была настоящая анархия, Грузия подвергалась набегам горцев из Дагестана, к тому же ей еще не удалось полностью оправиться после нашествия персов. Генерал Тучков, который в то же время приехал в Тбилиси, отмечал, что город стоит в руинах, целые в нем только две улицы. От Кнорринга Тучков и узнал, что вопрос о присоединении Грузии до сих пор так и не решен. По воспоминаниям, Тучков тогда возмутился- разве не обязанность российского государя защищать единоверных христиан против мусульман? На что Кнорринг ему ответил, что "теперь во всем другая система".

В Грузии Кнорринг увидел только беспорядок и хаос, о чем и доложил государю. Он не смог найти рационального зерна в той путанице, которая царила в стране в то время. Он пробыл в миссии 22 дня, возвратившись в Петербург, 28 июня подал доклад императору, в котором отрицательно отозвался на возможность Грузии самостоятельно и независимо выстоять без посторонней помощи. Отметив, что сами грузины единогласно желают присоединения к России.

Окончательное решение вопроса

Карта местности

Вопрос, который обсуждался еще в Георгиевском трактате в 1783 году, окончательно удалось решить только в 1801-м. 8 августа на очередном заседании Государственного совета, посвященного Грузии, было объявлено, что за год безвластия страна потеряла всякое подобие государства. Среди неуклюжих оправданий присоединения называлось даже то, что в мире Грузию уже давно прочно ассоциируют с Россией, а значит, отступать в этом вопросе будет недостойно для такой великой империи.

На заседаниях заслушали доклады Кочубея-Воронцова и Кнорринга. Совет встал на сторону последнего. Отдельно говорилось, что необходимо предотвратить попытки со стороны турок и персов, которые в состоянии захватить Грузию, а также то, что это присоединение поможет обуздать горские народы.

В заключительном слове Кочубей настаивал на опасности расширения границ, а также на несправедливости присоединения с монархической точки зрения, поэтому предложил сохранить вассальное положение Грузии. Однако Государственный совет все же принял положительное решение по этому вопросу.

Несмотря на это, император Александр по-прежнему колебался. 13 августа он еще раз обсуждал этот вопрос на заседании Негласного комитета, члены которого были категорически против, но сам правитель постепенно склонялся в строну решения Совета.

В то же время уполномоченные чиновники из Грузии всячески старались добиться того, чтобы добровольное присоединение Грузии осталось таким же и по форме. Они направляли российскому императору ноты, в которых выступали с предложениями решить вопрос по Грузии в их непосредственном присутствии как делегатов от народа, но их позицией так никто и не заинтересовался.

12 сентября Александр подписал манифест о присоединении. В этом вопросе победила "имперская" партия братьев Зубовых, один из них - Платон - сам и написал текст манифеста. В нем отмечалось, что Грузия присоединяется к России для исполнения священного долга, выполнения "молений страждущих". Это правление, говорилось в манифесте, поможет установить в стране правосудие, имущественную и личную безопасность.

Манифест был официально зачитан 12 апреля 1802 года в Сионском соборе Тбилиси. Царевич и все сословия были приведены к присяге, они дали клятву верности. Как отмечает Тучков, весь обряд прошел без малейшего замешательства. Правда, генерал Василий Потто отмечал, что Кнорринг, который снова приехал в Грузию, не относился к людям, способным вызывать к себе народное доверие. Он моментально извратил смысл добровольного присоединения Грузии, придав ему вид некоего насилия. В Тифлисе он собрал всех жителей города, утверждает Потто, окружил их войсками, приказав в таком окружении присягать на верность новому государю.

Эта необоснованная грубость вызвала недовольство со стороны грузин, их это оскорбило, под угрозой штыков они присягать не захотели и просто разошлись по домам.

Уже через несколько дней после оглашения манифеста открылось новое правительство. Правителем Грузии был назначен Кнорринг. Когда участились набеги горцев, началось что-то наподобие гражданской войны. Кнорринга признали неспособным выправить положение, его отозвали, заменив на князя Цицианова.

Из-за необходимости прекратить беспорядки командование российской армии начало аресты членов царской фамилии, некоторые историки считают, что это было только предлогом. Генерал Лазарев получил смертельное ранение во время аресты вдовствующей императрицы Марии. Арестованных отправили во Владикавказ под конвоем, местные жители пытались этому помешать, отряду пришлось пробиваться с боем через Кавказский хребет.

Если подводить итоги, то для Грузии последствия Георгиевского трактата оказались двойственными. С одной стороны, страна сумела избавиться от набегов персов и турок, чего, впрочем, можно было добиться и дипломатическими путями, но с другой утратила свою независимость. Со временем беспорядки в стране утихли, так как они возникли, в первую очередь, не против российского правительства, а против методов, которые применяли присланные чиновники.